среда, 2 сентября 2009 г.

Какая инфраструктура? Никакой инфраструктуры!

Как уже выяснилось сегодня, Газпром страну толком не кормит, скорее можно говорить о том, что вся страна если и не кормит Газпром, то уж точно помогает ему в его нелегком существовании. Выходит что в этом случае страну кормят нефтяники, 85% дохода которых изымается в бюджет. Кстати, пресловутые ножницы Кудрина, не есть отрезание этих самых 85%, а всего лишь временной лаг между расчетом пошлины и фактической ценой а нефть. При этом стоит признать, что правительство нефтяникам особо не помогает и их интересы за рубежом особо не лоббирует. Конечно есть рука помощи какой-нибудь карманной Роснефти, но в общем и целом все чинно-блинно.
В этой связи девальвация, в выигрыше от которой оказались в первую очередь нефтяники и примазавшиеся к ним в качестве экспортеров металлурги, как раз таки была направлена на помощь кормушке бюджета российского. А что, правильный ход – помогать тем, кто тебя кормит в первую очередь, а потому же играться со всеми остальными. Банки, заначившие деньги, которые должны были пойти на кредиты реальному сектору, в этой цепочки заняли место придворных – друзья все-таки да и капиталец государственный по ним раскидан.
Лично мне нефтяников где-то даже жалко – то-то они постоянно ноют. Но с другой стороны, ребята сидят на советских времен месторождениях, с советских времен оборудованием и чего-то еще возмущаются. Простите конечно, н овсе сделано за них, за долго до них. Единственная проблема в этой связи – развитие и модернизация. но я не верю, что снижение налоговой нагрузки приведет к росту инвестиций. Скорее всего чистая прибыль в итоге будет расходиться по карманам в виде дивидендов, хорошо еще если в виде дивидендов.

Собственно это была вводная, теперь о грустном. Поступившие от нефтяников деньги благополучно складывались под подушку в Стабфонд. Ключевой задачей Стабфонда правительство видело спасение страны в трудной ситуации, например в случае кризиса. Чтобы Стабфонд не похудел раньше времени, его средства размещались (инвестированием назвать не поворачивается язык) под невысокий процент в государственные облигации иностранных государств. Это избавило Стабфонд от скачков доходности, но и не принесло ему денег – инфляция медленно кушала кубышку нашей страны.
Суверенный фонды других стан довольно много потеряли на прошлогоднем обвале рынков, но они до этого неплохо заработали, это раз, и у них сохранились  очень и очень ценные активы, это два. Срабатывает эффект долгосрочного инвестора: вроде и деньги потерял, но убыток не фиксировал, дык вдруг эти бумаги потом выстрелят.
Тем временем российские предприятия вынуждены были брать кредиты на развитие за рубежом, потому что достать такие деньги внутри страны оказалось нереально, а государство упорно твердило одно: нельзя распечатывать Стабфонд, а то на кризис ничего не останется. Впрочем, потом заговорили что-то об инвестициях в инфраструктурные проекты, но тут как раз грянул кризис. Учитывая его масштабы, деньги кубышки проели непростительно быстро (хотя какие-то крохи еще остались). Сейчас уже ведутся разговоры о том, чтобы вернуться на рынок долга. В итоге Россия осталась и без денег, и без инфраструктуры, которая вследствие площади территории имеет для нас критически важное значение.
Я до сих пор не понимаю, почему государство отказалось кредитовать свои собственные предприятия и почему не строило дороги, мосты и прочие объекты, повышающие транспортную связность. Платная трасса Москва-Санкт-Петербург, которую вроде должны были частично финансировать из бюджета, на мой взгляд очень косвенно идет в качестве инфраструктурного проекта. В стране где федеральная трасса на Дальнем Востоке представляет собой непролазную грязь, наличие платной дороги между двумя столицами не является вопросом первостепенной важности.

В этой связи интересным видится займ Роснефтью и Транснефтью $25 млрд. на двоих у Китайского банка развития. Получение денег в КНР можно считать исторической вехой. Во-первых, китайцы будут помнить что именно они дали нам денег и напоминать о долге от случая к случаю. Во-вторых, с данным шагом мы фактически вышли на рынок внешних заимствований, особенно учитывая приближенный к государству статус указанных компаний. В-третьих произошел нонсенс, мы заняли денег у другой страны на развитие собственной инфраструктуры. Т.е. фактически опять случился обход Стабфонда, вернее того, что там осталось и как оно теперь называется. Вместо того, чтобы платить по китайским кредитам и брать на себя обязательства по поставкам нефти, не легче и лучше ли было профинансировать строительство ВСТО за свой счет и под тот же процент? ВСТО – типичный инфраструктурный проект, который реально было построить своими силами без постороннего вмешательства.
То же самое можно сказать и про попытку привлечения денег от японцев на строительство трубы Сахалин-Владивосток, о чем стало известно буквально накануне. В общем, вы как хотите, но на мой взгляд у нас сучился сбой программы в центральном процессоре…

5 комментариев:

  1. ты еще в отдельный коммент вынеси сравнение цены на нефть и цены на бензин:(( по моей скудной памяти с текущим повышением цены бензин стоит сейчас почти столько же сколько стоил когда нефть к 150 баксам за баррель подобралась... уроды

    ОтветитьУдалить
  2. "не легчи" в предпоследнем абзаце. Некрасиво.

    А про дорогу - сложно сказать, нужно знать транспортную обстановку между Москвой и Питером. Нельзя отбрасывать вариант, что платная дорога между столицами принесёт значительно больше денег, чем выгода от новой дороги на ДВ. В одинаковой перспективе.

    ОтветитьУдалить
  3. Нормальные дороги как воздух необходимы в центральной России, здесь в любом случае в сотни раз больше транспорта чем за уралом. А от Москвы например к границе есть только одна нормальная дорога - минка. Новая рига хорошая только около 100 км, дальше дорога двух полосная в ужасном состоянии. Трасса Питер-Москва помимо того что проходит через чертову тучу нас.пунктов, так же находится в весьма плачевном состоянии.
    Вывод: все дороги в европейской части России захлебываются от потока машин! Это факт!

    ОтветитьУдалить
  4. Yura
    согласен, в России почему-то цена на бензин никак не коррелирует с ценой на нефть, хотя во всем остальном мире зависимость прямая. Более-менее внятное объяснение только такое: когда растет цена на нефть наши активнее гонят ее на экспорт, тем самым создавая дефицит энергоносителей внутри страны, когда же нефть дешевеет, им просто западло снижать ценник на бензин. - народ и так схавает.

    Pluto
    Спасибо, поправил - у меня вообще траблы с орфографией и пунктуацией. Конечно принесет денег - по некоторым данным стоимость проезда будет составлять три-пять тысяч рублей. Но цель инфраструктурных проектов не заработок денег (не всегда, но в целом), а осуществление транспортной связности между регионами. Хотя и вы и Папатрейдер по своему правы, если дорог действительно не хватает, то надо их строить. С другой стороны, до этого надо построить хотя бы одну более-менее приличную дорогу через всю страну, чтобы хотя бы обозначить видимость единства, а потом уже развивать сеть дорог. И потом вы не забывайте, что я мыслю с точки зрения сибирского провинциала, который традиционно считает. что федеральному центру на нас лихо насрать...

    ОтветитьУдалить
  5. Под "принесёт значительно больше денег" я понимал, как раз, в первую очередь, не прямой доход, а именно выгоду от собственно наличия хорошей дороги.

    ОтветитьУдалить