пятница, 18 июня 2010 г.

Почему я за вмешательство РФ в Киргизии

Зачем все это, если оно стоит и бездействует? Независимость Абхазии и Южной Осетии, которыми наша власть козыряла перед всем миром, это не проявление сильной позиции на мировой шахматной доске, это проявление слабости: не смогли решить проблему дипломатическим путем, решили силовым. Оставим сейчас вопрос кто на кого напал: то ли грузины ломанулись в самоубийственное нападение, то ли рассчитывали, что мировое сообщество разрешит им остаться по линии продвижение войск (а что, заблокируй они Рокский туннель, не прошла бы 58-ая армия через горы), то ли это действительно была наша провокация.
Что касается Киргизии, здесь фактически есть мандат ООН на миротворческую операцию (если этого недостаточно, я думаю Совбез ООН без проблем его выдаст), здесь никто возражать не будет, здесь есть наши интересы, здесь есть наши военные базы, здесь можно организовать смешанную операцию с участием сил НАТО, здесь прямая зона ответственности ОДКБ. Кремль же, дистанцировавшись от Временного правительства в Бишкеке, которое первым признал, фактически сдал регион и показал свою неспособность на конструктив. В кои то веки на Россию посмотрели как на регионального лидера, США сослались на позицию России, а она, поковырявшись пальцем в носу своих имперских амбиций, испугалась тени Афганской войны.
Я категорически против того, чтобы посылать в Киргизию только российских солдат – либо делать это совместно с НАТО, либо на уровне ОДКБ, но ни в коем случае не в одиночку. Конфликт действительно может затянуться и никому не хочется получать из Средней Азии цинковые гробы. Но вряд ли в Кремле и Белом Доме боятся за солдатские жизни, для властей они всегда были мелкой разменной монетой, обольщаться тут не стоит, боятся они увязнуть до 2012 года – даты, на которую поставлено все, которая фактически парализовала и нашу внешнюю и внутреннюю политику, а экономику.
Некоторые поцреоты могут возмутиться сотрудничеству с НАТО – расслабьте ягодицы, господа. Отсидеться в медвежьем углу планеты мы завсегда сможем, а вот пойти навстречу западным союзникам (и мы, и они не раз завяли, что друг в друге потенциальных противников не видим, чему я крайне рад) – нужна политическая, более того, геополитическая воля. Постоянно отмежевываясь от НАТО, мы ничего путного не добьемся, а вот найдя точки соприкосновения, если не победим, то избавимся от кучи проблем.

Дмитрий Медведев дал WSJ пространное интервью, кусок про Киргизию просто убивает беспомощностью риторики и фальшью:

Ситуация там [в Киргизии] исключительно сложная — я бы даже сказал, трагическая — и, к сожалению, объясняется несколькими причинами. Во-первых, я напомню, что господин Бакиев, который сейчас покинул страну и сложил с себя полномочия президента, вначале пришел к власти… ну, по сути, революционным путем, в результате переворота. Впоследствии, конечно, его легитимность была подтверждена народом, они получили ту власть, которую выбрали.
Но тем не менее эта проблема родилась не сегодня. Она коренится в общей неустойчивости гражданского общества в Киргизии и в слабости развития политических институтов. Я понимаю, что такого рода процессы не проходят быстро. Мы сами развивали наши политические институты и очень плотно наблюдаем за тем, что происходит в Киргизии, — это наш близкий партнер, стратегический партнер. Киргизия, я напомню, является участником Евразэс и Договора о коллективной безопасности. То есть мы союзники. Но вот эта внутренняя политическая неустойчивость и желание решать все проблемы при помощи вот такой быстрой смены всей политической колоды уже один раз Киргизию подводили. Мы перестраивали отношения с прежним киргизским руководством, но надо признаться, что прежний режим заигрался. И дело тут не только в какой-то близости с другими странами, с Соединенными Штатами Америки — это как раз не вызывает вопросов, как их внешнеполитическое дело. Но нужно было честно вести себя по отношению к избирателям. Не обманывать своих партнеров. Нужно было принимать решения, которые поддерживал народ, а не только тратить [государственные] средства для собственного потребления, для решения личных задач. Всего этого [честной политики по отношению к избирателям] сделано не было. Поэтому авторитет [режима Бакиева] был практически нулевой. И поэтому, по сути, падение прежней администрации произошло мгновенно. Этого, кстати, никто не ожидал на самом деле — даже, я думаю, сам Бакиев не ожидал, что его позиция столь неустойчива. Полгода назад, на выборах, он получил значительную поддержку — а оказалось, что все гораздо более сложно. Сейчас существует временное правительство, которое не имеет достаточной юридической легитимности, но пытается справиться с проблемой. Мы работаем с этим правительством, помогаем ему — оказываем гуманитарную помощь, консультируем. Естественно, готовы к тому, чтобы развивать экономические отношения. И очень внимательно наблюдаем за тем, что произошло в последнее время.
Произошло, к сожалению, то, что уже было когда-то в Киргизии. Те межэтнические противоречия, которые обострились в конце 1980-х гг., практически в период, когда Советский Союз распадался, они, к сожалению, вылезли с той же самой остротой и привели к кровопролитным столкновениям на этнической почве, что особенно опасно! Потому что мы понимаем: такого рода конфликты потом тлеют десятилетиями, если не веками. А в некоторых случаях приводят к дезинтеграции стран и возникновению совершенно новых географических конструкций.
Поэтому корни этого конфликта, к сожалению, достаточно глубоки. Но я надеюсь, что руководство Киргизии все-таки сегодня предпримет все от него зависящее, чтобы повысить свой авторитет и навести порядок. Уже сейчас ситуация на юге Киргизии близка к гуманитарной катастрофе. Огромное количество беженцев, которые пересекли границу соседнего Узбекистана, — около 100 000. Узбекистану тоже с ними будет не так легко справиться — кормить, поить их и размещать как-то… С другой стороны, туда по-прежнему продолжают ехать молодые люди в каких-то весьма странных повязках, как правило, в состоянии возбуждения от алкоголя и наркотиков. Стреляют туда-сюда, избивают людей. Меня поразило то, что была такая ситуация, когда раненых убивали — и сжигали [машины] скорой помощи, просто не давали оказать медицинскую помощь! Это показывает степень наэлектризованности ситуации, напряжение, которое существует в обществе. Это не значит, что [такая] ситуация не лечится. Но очевидно, что здесь нужно проявлять и мудрость, и такт, и внимание, стараться общаться с руководителями соответствующих диаспор, общин, делать так, чтобы они находились в постоянном диалоге [с властью]. Ну и в некоторых случаях применять силу, конечно. Потому что без полицейских функций государство не может существовать.
Что же касается обращений по поводу российского миротворческого контингента — то пока, во всяком случае, как мне представляется, такой необходимости нет. Эта внутренняя проблема наших киргизских партнеров, и они сами должны ее решить. […]
Я поговорил с президентом Узбекистана. Мы, кстати, были с ним сначала на саммите Шанхайской организации сотрудничества, когда все это произошло. Но, на мой взгляд, сейчас руководство Узбекистана занимает очень аккуратную и взвешенную позицию по этому поводу — вмешивается и в то же время не нагнетает страстей. И я говорил об этом неоднократно с президентом Казахстана. Мы обсуждали возможные сценарии развития ситуации в Киргизии. Я могу сказать, что, конечно, самым опасным сценарием будет следующий. Если порядок не будет наведен и возникнет необходимость немедленно проводить выборы в Киргизии, политический ландшафт окажется разбит на целый ряд участков, вначале они будут создавать сильное напряжение, полемику в парламенте, будут возникать какие-то группы — а поскольку новая конституция, которая сейчас предлагается, предполагает переход от президентской республики к парламентской, это будет провоцировать опасные ситуации. Но самым опасным сценарием был бы приход к власти радикалов, причем абсолютно легальным путем. Тогда мы будем иметь Киргизию, которая будет развиваться по афганскому пути, причем с талибами. Это было бы крайне опасно и для нашей страны, и для других стран Центральной Азии.
(Нельзя безоглядно помогать в той ситуации, когда спасать уже нечего)

P.S. Прошу прощения за несколько надрывный тон и сумбур, но накатило!.. и да, я действительно так думаю.

7 комментариев:

  1. А ваше отношение к тому, что Беларусь прячет у себя бывшего президента?

    ОтветитьУдалить
  2. Я не понимаю, чего Александр Лукашенко хочет добиться таким вот способом. Наверняка он скрывает Бакиева не просто так, а ради каких-то дивидендов, но я абсолютно не понимаю каких. Будем надеяться, он понимает что творит.
    А так, конечно, или ООН, и пусть Временное правительство отрицательно. Бакиева следует передать, скажем в Гаагу или в ООН, и пусть Временное правительство выдвигает против него конкретные обвинения с конкретными доказательствами.

    ОтветитьУдалить
  3. То есть вмешательство нужно, потому что "фактически есть мандат" и "никто не будет возражать"?

    ОтветитьУдалить
  4. Анонимный18 июня 2010 г., 15:24

    Мда, многие россияне ездили отдыхать в Киргизию. Я вот собирался на восхождение на Памир, пик Ленина. Для этого нужно до Оша доехать. От омска всего 2 суток пути.

    ОтветитьУдалить
  5. Михаил Богданов
    Нет, вмешательство нужно потому, что если Россия претендует на что-то в геополитическом плане, она должна вмешаться в ситуацию, в которой 1) затрагиваются ее интересы 2) есть интерес ООН к проведению миротворческой акции 3) можно найти точки соприкосновения с НАТО 4) можно обкатать ОДКБ 5) можно поднять политический престиж, потерянный в августе 2008 года. Может быть я сильно ошибаюсь, но ситуация в Киргизии дает шанс России проявить себя, мы его почему-то упускаем.
    Возможно, кремлевские политологи опасаются за 2012 год, а может бояться втянуться в затяжной конфликт по типу афганского (если не поправить ситуацию сейчас, то будет хуже, этого они по ходу понять не могут - я говорил, что скоро в страну прибудут эмиссары аль-Каиды), либо боятся что нас назовут агрессором, либо чувствуют подвох в ООНовском давай-давай, либо я чего-то не понимаю.

    ОтветитьУдалить
  6. Авторитет Бакиева был практически нулевой, но его все пришли и выбрали на второй срок... бред.
    Люди сами его выбирали, просто конкурентов у него не было.
    А касательно ситуации в стране скажу так, там как такого демократического общества нет и никогда не было. И вообще ситуации шаткая и запутанная. Я работала новостником одного из кырзгызских сайтов ( Киргизия называется Кыргызстаном). Приходишь каждый день на их новостные порталы и не знаешь что там увидишь. Бывшие власти о многом умалчивали, но сейчас там такая неразбериха, что черт ногу сломит.
    О помощи Россию попросили вынуждено, конечно.
    Но без нее они не обойдутся. Ждать пока туда введут силы ООН тоже ни к чему у нас под носом.
    Пусть пробуют навести порядок, но с временным правительством не возможно это сделать.

    ОтветитьУдалить
  7. Россия тоже вроде как Российская Федерация, ничего, прокатывает и никто не обижается! ;)

    ОтветитьУдалить